Утешитель

Утешитель ты наш! Хочется  воскликнуть, глядя и слушая чистенького и благообразного Олейника Владимира Николаевича.

Давно ношусь с задумкой исследовать повадки и систематизировать представителей боевого идеологического отряда Партии регионов —  ее штатных и внештатных ораторов. Казалось бы, что проще, бери за основу семейство псовых с его подсемействами и родами – на тебе   готовую классификацию «региональных» говорунов.  Хищники? Стопудово! Практически все брешут. Значит, собачьи. Есть специализирующиеся на запутывании следов.  Лисицы! Многие любят добивать и пожирать загнанного и ослабленного противника.  Шакалы! Кто-то способен вступить в схватку один на один с серьезным противником? Волк?  И тут – стоп!

Возможно,   всё и получилось бы с классификацией, будь я хладнокровным беспристрастным ученым. Но я человек эмоциональный, обремененный всякими чувствами, ассоциациями, воспоминаниями…  Как только речь заходит о волках, мне сразу же вспоминается читаный-перечитанный в молодости  «Степной волк» Германа Гессе.  И мечты  волка  выследить, догнать и завалить быстроногую лань:

Я бы в нежный кострец вонзил клыки,  
Я бы кровь прелестницы вылакал жадно,  
А потом бы опять всю ночь от тоски,
От одиночества выл надсадно.

Не настаиваю, но мне кажется, даже зная, что все это лишь литературные прибамбасы, всякие тропы-метафоры, иногда под настроение можно представить, что волк способен  так чувствовать.  А можно ли, даже напрягая до предела все свое воображение, нарисовать себе картину мятущегося «регионального» спикера? Способен ли хоть один из них взвыть от тоски, вспомнив, что он наделал и  что нагавкал (извините,  никак не могу отвлечься от «псовой терминологии»)?

И все внутри протестует против сравнения чечетово-бондаренко-лукьяновых  не только с волками, но и с псовыми вообще.

Повторюсь, я отдаю себе отчет, что все это чисто личностное и, наверное, можно было бы, опираясь на классификацию псовых  «разложить по полочкам» семейство штатных региональных говорунов. Но есть и другие, я бы сказал, чисто технические трудности. Куда, например, «присобачить» Владимира Николаевича Олейника? Ну,  какой из него псовый?

Утешитель ты наш! Хочется  воскликнуть, глядя и слушая чистенького и благообразного Олейника Владимира Николаевича.

На фоне крикливых и вульгарных «региональных» горлопанов типа Елены Бондаренко или Владислава Лукьянова Владимир  Николаевич  смотрится как  почти безобидная  бледненькая тля в команде скорпионов. Что-то наподобие Луки-утешителя из горьковской   «На дне».

Для молодежи, избавленной  от необходимости вчера и сегодня штудировать в школе «великого пролетарского писателя», несколько слов о пьесе.

В самом начале 20-го столетия в Москве, в ночлежке, на дне жизни обитают воры, убийцы, алкаши, проститутки и прочие лишние люди. В один прекрасный момент там появляется некий странник Лука и начинает всех «лечить». Проповедует, успокаивает, обнадеживает, обещает, советует, рисует перспективы…  Посеяв в душах многих надежду, сам в кульминационный момент, когда надо действовать, сбегает. Советская литературная критика прозвала странника Лукой-утешителем.

Жертвую «стройностью повествования», но вынужден сделать еще одно отступление. Очень боюсь, чтобы у читателя не создалось впечатление, что я к М. Горькому, особенно раннему,  отношусь пренебрежительно-уничижительно. Вот выдержка из серьезной критики «На дне»: «Ночлежка — своего рода символ оказавшегося в тупике человечества, которое к началу XX в. потеряло веру в Бога, но еще не обрело веры в самоё себя.  Отсюда всеобщее чувство  безнадежности, отсутствия перспективы…» Ничего «начало века» не напоминает?

Утешитель  Владимир никогда не упустит случая посочувствовать и приободрить обездоленных и униженных:  будь то народ в целом или конкретный политический противник. Который у него сейчас – оппозиция.

Раньше тоже была оппозиция, только другая. Ибо В. Н. не только тля, но еще и тушка. И как-то так уж у него всегда получается, что он хоть постоянно  и сочувствует тем, кому больно, но власть – безразлично, вчерашняя или сегодняшняя —  в этом никогда не виновата. Потому  что  утешитель не только утешает, но и оправдывает. Любую власть.

Владимир-утешитель недавно высказался в смысле, что будущий суд над Тимошенко (по Щербаню) — это «не больно». Потому что это будет суд присяжных. Вот! Все могут быть спокойны, и всем будет хорошо и правильно. Потому что В.Н. Олейник юрист и все хорошо понимает и знает. А другие не понимают. Вот!

Скажете, что Владимир Николаевич плохой утешитель?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*