Мутный

мутный

Когда в Китае умер император, китайцы решили новым   сделать известного мудреца. Тот узнал об этом и убежал в горы. Китайцы его поймали и привезли во дворец. Он опять убежал, его опять поймали. И так несколько раз. В конце концов он стал лучшим императором всех времен.

Править должны мудрецы, которые этого делать не любят и не хотят.

Красивая легенда… И мне очень нравится вывод, который из нее следует.

Конечно,  глупо-наивно было бы предлагать притащить в Администрацию на Банковую, к  примеру, Любомира Гузара и обязать его управлять страной. И тем не менее, находясь под очарованием легенды, мечтается, чтобы сегодня на вершине власти оказался человек, который хотя бы не очень хотел порулить государственной машиной в свою пользу и удовольствие. Для которого власть была бы не самоцелью, а тяжелой   обязанностью и  лишь средством для реализации    своих высокоморальный представлений о добре и справедливости.

***

Сегодня на вершине политического олимпа Украины  вдруг оказался  Александр Валентинович Турчинов. Который, кстати, когда-то сказал, что хотел бы быть не политиком, а пастором в какой-нибудь маленькой церкви и спокойно заниматься этой работой.  Раз такое говорил, то может, это и есть тот человек, который не хочет быть правителем? Только тут сразу же возникает и следующий вопрос: а что до сих пор мешало А.В. бросить политику и пойти по такой любой сердцу баптистско-проповеднической стезе? Наверное, он такой уникальный политик, что без него Украина ну никак не могла обойтись; возможно, народ просто заставил его заниматься политикой? Не знаю, не знаю…

Тернистый путь Александра Валентиновича в большую политику, как и у очень многих представителей политической элиты Украины его возраста, начинался с Ленинского комсомола. С 1987 по 1989 гг. был секретарем райкома, а затем   завотделом пропаганды Днепропетровского обкома ЛКСМУ. В 1993-1994 гг. он уже советник   сначала  премьер-министра, а затем президента Леонида Кучмы. По окончанию этой «каденции» Турчинов создает Всеукраинское объединение Громада, которое (объединение) немного позже  продвигает на пост премьера Павла Лазаренко. Рассказывать о делах которого, думаю, нет никакой  необходимости.  На волне оранжевой революции  к тому времени  уже не глава, а только один из лидеров переименованной в Батькивщину Громады,   получает пост главы Службы безопасности Украины. Правда, ненадолго – всего на 7 месяцев.   Позже Турчинов еще побывал   первым заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины  и первым вице-премьер-министром. На всех вверенных ему постах А.В. Турчинов проявил себя как… Извиняюсь: чуть не сбился на штамп партийной или комсомольской характеристики. Завершить же краткий обзор политического пути А.В., наверное, придется выводом, что и вехами, и их количеством – это самый типичных путь представителя верхушки украинского истеблишмента.

А как же все-таки относиться к словам сегодняшнего первого лица государства, что он хотел бы быть пастором? С пониманием. Что такова уж ментальность и тяжкий крест украинского политика, что он далеко не всегда может говорить, то, что думает и делать то, что говорит.

***

На манере Турчинова говорить, думаю, стоит остановиться особо.   Александр Валентинович умеет говорить веско, напористо и настолько вроде бы  убедительно, что для того, чтобы усомниться в его словах приходится буквально делать над собой усилие.   Чувствуется   хорошая школа ораторского искусства – днепропетровская комсомольская.  Как и у Сергея Леонидовича Тигипко. Как ораторы Тигипко и Турчинов отличаются только  «рабочим» выражением лица. У Турчинова оно почему-то всегда очень хмурое, даже угрюмое. И  на нем обязательно появляется гримаска брезгливого сожаления, когда приходится отвечать на «глупые» дополнительные вопросы сомневающегося собеседника.

Манера Турчинова говорить  настолько убедительна, что я когда-то почти поверил ему, что Лозинский действовал очень правильно  и  героически, и за свой поступок достоин правительственной награды. Напомню, Лозинский, это тот нардеп-«охотник» который позже получил десять лет за устроенное им в своих угодьях «сафари» и убийство несчастного сельчанина, осмелившегося посягнуть на «территориальную целостность» владений.   Позже, присмотревшись и прислушавшись к Турчинову повнимательней, я заметил, что Александр Валентинович умудряется  оставаться  «сокрушительно убедительным» даже  в одном и том же выступлении или интервью, когда после уточняющих  и  наводящих вопросов  оппонента ему приходится выдавать «месседж»  по смыслу прямо противоположный только  что сказанному.  Грубо говоря, не один раз замечал, что насчет приврать,  Александр Валентинович очень даже не дурак. Хотя, как уже отмечал, по его выражению лица и интонациям поверить в это очень трудно.

***

Насчет поговорить – понятно. А как у политика насчет дел? Помню, после грозно-убедительной «тронной» речи Турчинова при вступлении его на пост главы СБУ я подумал, что через пару месяцев по коррупции в верхних эшелонах власти будет нанесен сокрушительный удар. Но и за семь месяцев руководства Турчиновым этой организацией так ничего существенного и не произошло. Разве что пара-тройка отпетых казнокрадов успела немножко испугаться…  Не могу вспомнить   ни одного яркого политического телодвижения А.В. и на последующих высоких государственных постах.

Зато почему-то легко вспоминается   афера известного, мягко говоря, политического шулера Александра Волкова.  Когда тот на последних выборах в ВР, будучи самовыдвиженцем, использовал символику Батькивщины  и  под лозунгом  «Юле – волю!»  обдурил избирателей.  И на второй-третий день после избрания, вполне ожидаемо, вступил во фракцию Партии регионов (см. Волков возвратился…). Очень мутная история. Особенно, если учесть, что Батькивщина, как партия,  почему-то «не заметила» противозаконных действий шулера, и, имея по  «волковскому» округу более 40% поддержки избирателей,   «постеснялась» выставить там своего официального кандидата-мажоритарщика.   Легко также вспоминается, что командовал избирательным штабом Батькивщины в ту пору А.С. Турчинов.

***

Если говорить о политической  специализации Турчинова, то, по-моему, это прежде всего  аппаратчик. «Специальность», которая предполагает умение    «делать дела» и  «решать вопросы». Как для банкира   деньги, так для аппаратчика  власть    любит тишину.  Ничего особо не имею против аппаратчиков. Наверное, они даже полезны как определенные узлы или детали государственной машины. Но аппаратчик у руля этой машины…  Причем, как оказалось, не очень даже и квалифицированный. «Профессия» предполагает умение сдерживать свои эмоции и взвешивать каждое слово.   Турчинов же, оказавшись в кресле первого человека государства, впал в  состояние эйфории и тут же выдал свое самое сокровенное и тайное желание: мол, Майдан сделал свое дело и может расходиться. Читай, теперь «решать вопросы» буду я.

***

Недаром атмосферу в Верховной Раде в первые же дни председательства Турчинова  журналисты назвали византийщиной. Которая к демократии имеет приблизительно  такое же отношение, как  ваххабизм к баптизму.

Спору нет, первые свои решения в новых условиях Верховная Рада вынуждена  была принимать быстро и оперативно.  Долгие плюралистические дебаты были неуместны.  И все же… Кроме важных тактических задач перед властью с первых же дней предстала наиглавнейшая стратегическая – заслужить хоть маленький кредит доверия. Понять это аппаратчик, просто в силу образа своего мышления, не в состоянии. Понять это смог бы другой человек. Пусть   он чуть помедленнее, чем опытный аппаратчик, проталкивал бы в Верховной Раде законы и решения… Пусть бы он иногда немного сомневался и не стеснялся признаться в этом. Но понять    наиглавнейшую задачу власти  смог бы только, извиняюсь за высокий штиль, светлый человек. Ну, хотя бы не мутный.

В преддверии самой интересной и вожделенной для себя работы: распила   «тяжелых» властных портфелей Турчинов, чтобы сделать это «в тишине», попытался отвлечь внимание общества от «мероприятия». Использовал давно испытанный, доселе почти безотказно работавший прием: накалить общество, подбросив ему острую  темку  для бурных дебат. Под рукой оказался «языковый вопрос».

И случился облом.

Светлые головы с Майдана легко просчитали «тайную бухгалтерию»   и спокойно   отбили     Турчинову охоту решать вопросы  в тишине. И народ…

Наверное, впервые за многие годы я гордился не авангардом народа, не его героями и талантами, а ВСЕМ народом в  целом. Когда Запад и Восток протянули друг другу руки. Когда в знак протеста против попытки власти замутить воду,  украиноязычные заговорили по-русски, а русскоязычные заговорили по-украински. Такой  хлесткой и вместе  с тем интеллигентной оплеухи от ВСЕГО народа украинская власть не получала никогда. Поняла она это,  устыдилась?

В отставку никто  не подал… И   не пошел в пасторы.